Страны прибалтики

Содержание

Во власти военных переворотов

При всех экономических неурядицах, Прибалтика долго приходила в себя и в политической плоскости. Войны за независимость дали импульс всевозможным переворотам, а мировой экономический кризис только усугубил анархию внутри стран Балтии.

Например, в Латвии только за 14 лет поменялось 18 кабинетов министров. Неудивительно, что часть местных элит решила, что с демократией пора заканчивать.

В 1934 году премьер-министр Карл Улманис с помощью генерала Балодиса совершил государственный переворот, в ходе которого военные и полицейские заняли все здания правительства в Риге.

Премьер приостановил действие конституции и распустил Сейм якобы до проведения реформы. В итоге до вхождения Латвии в Советский Союз ни конституция, ни парламент не функционировали, а все партии были запрещены также, как и политические собрания и демонстрации.

Последние данные по ВВП от транспорта в Латвии (EUR тыс.)

Какой ВВП в Латвии от транспортной сферы?

  • ВВП от транспортного сектора в Латвии вырос до 516018 EUR тыс. (0.629 млрд. USD) в третьем квартале 2020. Максимальный уровень достигал 639412 EUR тыс., а минимальный 233137 EUR тыс.
  • Данные публикует Ежеквартально Центральное статистическое агентство.

История данных (EUR тыс.) по годам

Данные
Период
Дата

516018 3 кв./20 05.12.2020
402065 2 кв./20 05.09.2020
467213 1 кв./20 29.05.2020
548677 4 кв./19 28.02.2020
606165 3 кв./19 29.11.2019
545072 2 кв./19 29.10.2019
569936 1 кв./19 04.07.2019

История по ВВП от транспорта по президентам (EUR тыс.)

Российский фактор

«Теоретически для нашей страны эти транзиты выгодны», — отмечает Алексей Маслов.

Однако, как говорит эксперт, пока прямых, согласованных с Россией транзитных маршрутов через её территорию из Китая в Прибалтику не существует. Политические разногласия между РФ и странами Балтии заставляют сомневаться, что такие маршруты появятся, утверждает Николай Межевич.

По словам Алексея Маслова, теоретически возможно, что Китай будет развивать сотрудничество с прибалтийскими странами в обход России, как он это делает с Белоруссией и Украиной. Однако Николай Межевич считает это маловероятным.

  • Поезд на Транссибирской железнодорожной магистрали в черте города Новосибирска
  • РИА Новости

По мнению Кирилла Коктыша, сотрудничество России и КНР с одной стороны (включая возможное использование в общих проектах портов Калининграда и Санкт-Петербурга — прямых конкурентов гаваней Литвы, Латвии и Эстонии) и КНР и прибалтийских стран — с другой «не будет вступать в противоречие». Более того, как считает политолог, встраивание в один трансевразийский проект «Один пояс — один путь» «может способствовать улучшению отношений Прибалтики и России», так как прибалтам придётся согласовывать поставки китайских товаров через территорию нашей страны по её железнодорожным магистралям. Однако, с точки зрения Николая Межевича, геополитическая ориентация прибалтийских элит вряд ли изменится в обозримом будущем.

«Теоретически возможно всё, но говорить об улучшении российско-прибалтийских отношений в ближайшее время не приходится», — утверждает политолог.

Последние данные по ВВП от государственного сектора в Латвии (EUR тыс.)

Какой ВВП в Латвии от государственного сектора?

  • ВВП от государственного сектора в Латвии упал до 445992 EUR тыс. (0.543 млрд. USD) в третьем квартале 2020. Максимальный уровень достигал 740699 EUR тыс., а минимальный 248834 EUR тыс.
  • Данные публикует Ежеквартально Центральное статистическое агентство.

История данных (EUR тыс.) по годам

Данные
Период
Дата

445992 3 кв./20 05.12.2020
452195 2 кв./20 05.09.2020
351751 1 кв./20 29.05.2020
623143 4 кв./19 28.02.2020
440316 3 кв./19 29.11.2019
346178 2 кв./19 29.10.2019
265080 1 кв./19 04.07.2019

История по ВВП от государственного сектора по президентам (EUR тыс.)

Откровенный Хельме

Из неофициальных источников известно, что конфликты на предприятии стали обычным делом, например, представители Литвы утверждают, что эстонцам платят слишком много. Самих же литовцев упрекают в нежелании разделить контроль над инфраструктурой RB на своей территории с двумя другими странами Прибалтики. «Железнодорожные пути на территории Литвы должны принадлежать государству», — отбивается бывший министр транспорта Литвы Рокас Масюлис. По его словам, если Вильнюс отдаст хоть одну литовскую линию под контроль RB, на следующий день и Россия окажется у литовского порога с просьбой сделать то же самое. «Просто это красная черта. Стратегическая инфраструктура», — добавляет экс-министр.

Вагонные споры

Государственные аудиторы стран Прибалтики бьют тревогу из-за просроченных обязательств. Утверждается, что некоторые этапы строительства дороги отстают от графика на сроки от полутора до четырех лет. Из-за этого, согласно подсчетам эстонской стороны, расходы первой стадии строительства выросли на 13,9% — то есть на €31,7 млн.

Для подготовки производственных планов Rail Baltica наняли за полмиллиона евро (плюс налоги) немецкую компанию ETC Transport Consultants. Консультанты предложили странам Прибалтики создать совместную компанию-оператора для продажи билетов. Литва не согласилась и заявила, что хочет управлять своей частью линии отдельно.

В мае 2020-го министр внутренних дел Эстонии Март Хельме, известный своей несдержанностью на язык, прямо заявил, что Rail Baltica стоит на месте. Хельме объяснил это тем, что возглавляемая им эстонская Консервативная народная партия, всегда возражавшая против Rail Baltica как проекта абсолютно бесполезного, попав в правительство, выполняет свои предвыборные обещания. «На самом деле Rail Baltica не двигается дальше. Да, скупаются земли, и там сидят какие-то типы и получают солидные зарплаты. Но в действительности проект заморожен. И во многом это произошло благодаря нам», — похвалился Хельме. По его словам, деньги, выделенные эстонским государством на Rail Baltica, пошли на другие, куда более нужные цели — например, на строительство в Таллине виадуков и новых трамвайных линий.

Столь откровенные заявления вызвали большой резонанс. Эстонский политический обозреватель Тоомас Сильдам напомнил, что глава правительства Юри Ратас в начале февраля встречался со своим латвийским и литовским коллегами. После чего он заявил журналистам, что главы правительств трех стран Прибалтики «хотят двигаться вперед с Rail Baltica с максимальной возможной скоростью». Сильдам вопрошает: «Кто пускает нам пыль в глаза — Ратас или Хельме?» Политолог считает: «У союзников Эстонии по данному проекту есть право знать, верить ли оптимизму Ратаса или же прийти к выводу, что эстонцы жульничают».

Вагонные споры

Пока что строительство идет своим ходом — хотя и куда более медленным темпами, чем изначально планировалось. Тем временем в министерстве инфраструктуры Польши признают, что создание польской части будущей скоростной магистрали Rail Baltica, без которой железнодорожное соединение с «большой Европой» невозможно, из-за недостатка европейского софинансирования пока стоит на месте.

При самом благоприятном раскладе отрезок магистрали в Восточной Польше будет доведен до требуемого стандарта в 2027 году — уже после планируемого запуска балтийской части Rail Baltica. Латвийский министр транспорта Талис Линкайтс откровенно признает, что не знает, когда трасса будет закончена. «Никто не знает. Есть официальная дата — 2026 год, к которой, конечно, вряд ли всё будет готово», — разводит руками Линкайтс.

1991 – 2018 гг.

В 1991 году в промышленности Латвии происходит стремительное снижение объемов производства, поскольку оборудование практически всех производственных предприятий устарело и технологически отстало. Продукция в условиях свободного рынка неконкурентоспособна, СССР в качестве источника сырья и рынка сбыта потерян. В ходе первых трех лет после восстановления независимости Латвии производственные объемы уменьшаются приблизительно на 65%. Дополнительное давление на промышленность Латвии создает финансовый кризис 1998 года в России, еще больше сокращая рынок сбыта.

Промышленность – главный двигатель развития народного хозяйства. С момента стабилизации ситуации в промышленности в середине 90-х годов до глобального финансового кризиса в 2007–2009 годах есть тенденция к увеличению промышленных объемов, но к снижению удельного веса производства в народном хозяйстве. В первые годы после кризиса рост обрабатывающей промышленности стремительнее общего темпа восстановления народного хозяйства, поэтому удельный вес промышленности растет, но вскоре после этого снова сокращается. 

Общий удельный вес промышленности в народном хозяйстве стабилизировался на отметке около 16%.

В высокотехнологичных отраслях промышленности зарплаты выше. В 2017 году средняя месячная брутто-зарплата в фармацевтической промышленности составляет 1384 евро, в сфере производства электронных устройств – 1232 евро, в производстве напитков – 1061 евро, в отрасли переработки древесины и производства изделий из нее – 843 евро, в пищевой промышленности – 787 евро, в текстильной промышленности – 656 евро, в производстве – 561 евро. В сельском хозяйстве средняя месячная брутто-зарплата (774 евро) ниже, чем в самых значимых отраслях промышленности Латвии.

Сейчас в структуре обрабатывающей промышленности Латвии доминируют традиционные отрасли – деревообработка и пищевая промышленность. Они важны благодаря доступности местных ресурсов. В 2017 году в обрабатывающей промышленности в Латвии заняты 120,9 тысяч человек, в добывающей промышленности – 2,3 тысячи, в поставке электроэнергии, газа и тепла – 13,1 тысяч. В 2017 году работающие в промышленности составляют 15,2% от всех занятых.

Последние данные по ВВП от сельского хозяйства в Латвии (EUR тыс.)

Какой ВВП в Латвии от сельского хозяйства?

  • ВВП от сельского хозяйства в Латвии вырос до 315956 EUR тыс. (0.385 млрд. USD) в третьем квартале 2020. Максимальный уровень достигал 315956 EUR тыс., а минимальный 82079 EUR тыс.
  • Данные публикует Ежеквартально Центральное статистическое агентство.

История данных (EUR тыс.) по годам

Данные
Период
Дата

315956 3 кв./20 05.12.2020
281465 2 кв./20 05.09.2020
169757 1 кв./20 29.05.2020
166338 4 кв./19 28.02.2020
292180 3 кв./19 29.11.2019
289563 2 кв./19 29.10.2019
163881 1 кв./19 04.07.2019

История по ВВП от сельского хозяйства по президентам (EUR тыс.)

Прибалтика в ЕС

И тут жизнь как будто даже слегка наладилась. Богатые страны Европы (Германия, Франция, Швеция и другие) начали помогать своим новым и очень бедным товарищам. Для всех трех государств распахнули свои двери европейские рынки. Я не могу сказать, что вливания в Латвию, Литву и Эстонию были от души, но общая политика Евросоюза предполагала выравнивание уровня жизни и экономического развития между преуспевающими странами членами и новенькими.

В итоге за время действия семилетнего бюджета ЕС (2005-2012 гг.) в «новых» вкачали порядка 160 миллиардов евро. Предполагалось, что деньги эти шли на развитие инфраструктуры и подготовки слабых государств к самостоятельному экономическому развитию. Более того Германия, Франция, Швеция и другие страны надеялись, что эти расходы в будущем будут компенсированы, то есть вернутся от «новеньких» в полном объеме обратно.

Но прошло 12 лет и чуда не произошло. По результатам аналитического доклада американской аудиторской компании KPMG «Фонды ЕС в Центральной и Восточной Европе», самыми зависимыми от еврофондов оказались Латвия, Литва и Эстония 18% их совокупного ВВП формируется за счет дотаций из ЕС. И это средняя температура по больнице. Реальность гораздо страшнее. Так, в 2009 году антикризисная помощь Евросоюза вообще стала крупнейшей статьей дохода государственного бюджета Литвы. У Эстонии и Латвии дела шли не лучше.

Возможный выход из кризиса

Есть ли пути выхода из кризиса?

Прибалтика является сейчас классическим депрессивным регионом, в который нужно вливать значительные средства, чтобы он мог хотя бы обеспечивать сам себя. Однако Евросоюз имеет не те традиции и не то финансовое положение, чтобы материально помогать далеко не самым важным с точки зрения «старой Европы» странам.

Россия же и подавно вливать ресурсы в Прибалтику не намерена — так как ведут себя по отношению к России власти Прибалтики откровенно враждебно.

В среднесрочной перспективе Прибалтика сможет, вероятно, ещё какое-то время потрепыхаться, год за годом увеличивая свой внешний долг, теряя население и постепенно опускаясь на самое дно. Многие боятся, что Евросоюз начнёт использовать Прибалтику в качестве отстойника для беженцев из разорённых Западом стран, но есть основания считать эти страхи преувеличенными: беженцы предпочитают оседать или в более богатых странах или в странах, в которых есть работа.

В долгосрочной же перспективе вариантов выхода из кризиса у Прибалтики есть ровно два. Или всё же помириться с Россией и попытаться встроиться в экономику Таможенного союза, в рамках которого Прибалтика может найти себе комфортную экономическую нишу. Или отказаться от евро, вернуть свои родные валюты и девальвировать их раз так в пять: чтобы труд прибалтов обходился фермерам и промышленникам дешевле, чем труд небогатых обитателей стран Юго-Восточной Азии.

Взаимный интерес

Как отмечают эксперты, главная причина заинтересованности прибалтийских республик в сотрудничестве с Китаем — экономическая. Пока объёмы инвестиций восточной державы в хозяйство стран Балтии достаточно скромны. Так, в 2000—2016 годах они составили €33 млн в Литве, €3 млн в Латвии и €23 млн в Эстонии. Однако руководство этих стран надеется на более плотное взаимодействие с Пекином.  

Лидеров стран Прибалтики подстёгивает непростая экономическая конъюнктура. Выход Великобритании из ЕС, намеченный на март 2019 года, грозит странам Восточной Европы (и прибалтам в том числе) сокращением финансирования из фондов Европейского союза. Из-за непростых отношений с Москвой экспорт российских грузов через латвийские порты сократился, что привело к существенным потерям для транспортной отрасли этого государства.

Что касается КНР, то важные транспортные и логистические узлы Прибалтики представляют для азиатского государства большой интерес. 

Эксперт отметил, что сейчас большинство грузов из Китая поступает в нидерландский Роттердам и только затем расходится по Европе. Но Китай это уже не удовлетворяет — он очень рассчитывает на прибалтийские порты, которые сегодня работают далеко не на полную мощность. 

По мнению Маслова, в Прибалтике КНР может вложиться в реконструкцию портовых сооружений и заполнить их своими грузами, получив взамен порты в собственность. Так уже произошло с греческим портом Пирей в 2016 году, когда его приватизировала китайская компания Cosco.

«Это даёт оптимизацию по деньгам, поскольку порты Латвии считаются одними из самых недорогих в Европе», — отмечает Маслов.

Кроме того, как подчёркивает политолог, во внешнеэкономической и внешнеполитической стратегии Поднебесной в последнее время уделяется большое внимание странам Восточной и Центральной Европы — через них Китай пытается зайти в Европу, что называется, по-крупному. По словам эксперта, стоит ожидать и активного проникновения китайских банков в Прибалтику

Правильный коммунизм

Визиты лидеров Эстонии и Латвии в главную коммунистическую державу планеты проходят на фоне новостей о процессе декоммунизации в Прибалтике. Так, 22 августа лидер Русского союза Латвии, депутат Европарламента Татьяна Жданок была исключена из партийного списка, по которому она идёт на парламентские выборы 6 октября. Причина такого решения: Жданок не вышла из Коммунистической партии после января 1991 года.

Пропаганда коммунистической идеологии в Латвии, как и в других прибалтийских странах, запрещена, символы времён Советского Союза тоже вне закона, а бывшие члены Компартии Латвийской СССР, не сдавшие партбилет с наступлением демократии, поражены в правах. Этот факт биографии может стать препятствием для получения статуса гражданина и, как оказалось в случае Татьяны Жданок, даже для участия в выборах.

Эстония тоже поступает весьма неоднозначно: 23 августа в стране открыли грандиозный Памятник жертвам коммунизма — и в тот же день отправили делегацию в Пекин для переговоров об экономическом сотрудничестве с коммунистическим Китаем.

«Руководство Эстонии, Латвии и Литвы, принимая китайские делегации, старается не говорить об отношении к коммунизму, — отметил в интервью RT президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктор экономических наук, профессор СПбГУ Николай Межевич. — В лучшем случае объясняют, что к русскому коммунизму они относятся не совсем хорошо, а вот к китайскому — очень даже ничего».

Как отметил в интервью RT доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш, такое прагматичное поведение лидеров прибалтийских стран было вполне ожидаемо, однако сейчас нельзя сказать, как оно в дальнейшем будет коррелироваться с общей ценностной риторикой этих государств. 

  • Президент Эстонии Керсти Кальюлайд и председатель КНР Си Цзиньпин
  • Reuters

Выделено больше денег, чем за прошлые семь лет

Прибалтийские лидеры пока лучатся удовлетворением.

Так, премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш сообщил, что страна получит из утвержденного бюджета ЕС почти 10,5 млрд евро, что на 39% больше, чем было выделено за предыдущий семилетний период с 2014 по 2020 год. Кроме того, при необходимости, у Латвии будет возможность занять еще около 2,5 млрд евро «на очень выгодных условиях».

Кариньш заметил, что несмотря на то, что объем фондов сплочения после из-за выхода Великобритании из ЕС сокращается, Латвии будет выделено из него больше средств, чем в прошлом периоде. Латвия по-прежнему будет получать из общего бюджета ЕС больше, чем вносит — в среднем 3,6 евро за каждый внесенный евро, подчеркнули в бюро премьер-министра.

Литовский президент Гитанас Науседа, который возглавлял делегацию республики на переговорах, отметил, что многолетний бюджет ЕС позволит стране реализовать путь развития «государства всеобщего благосостояния». По сравнению с прошлым финансовым периодом, Литве удалось получить из фондов ЕС на 1,7 миллиарда евро больше — 14,5 млрд евро, отметил он. Как утверждается в сообщении пресс-службы президента, за каждый заплаченный евро в бюджет ЕС Литве возвратится четыре евро помощи ЕС.

Из фондов сплочения Литве выделено 6,2 млрд евро и 5 млрд евро- из фондов по сельскому хозяйству. Остальные деньги выделяются на закрытие Игналинской АЭС, Калининградский транзит и развитие инфраструктурных транспортных проектов.

Премьер-министр Юри Ратас заявил, что Эстония к 2027 году получит 6,8 млрд евро из бюджета ЕС. Из них три миллиарда евро — на «политику сплочения», при этом уменьшится требование доли софинансирования проектов — с 45% до 30%, что уменьшит  в целом потребность госучастия примерно на миллиард евро. На каждый уплаченный в бюджет ЕС евро Эстония в последующие семь лет получит 2,8 евро. А если учесть и план восстановления экономики ЕС после пандемии, то 3,5 евро.

Транспорт

В 1990-е годы внутренняя торговля и транзит грузов из России обеспечили загрузку транспортной сети и занятость населения Прибалтики. В то время транспортный сектор экономики оказал значительную поддержку экономике Прибалтики. В 2000-е годы сектор транспорта стал развиваться медленнее экономики Прибалтики.

В настоящее время доля сектора транспорта в экономике Прибалтики составляет около 9 %, что почти в два раза превышает среднюю долю транспортного сектора в мире (около 5 %). В прибалтийских республиках максимальная среди стран Евросоюза доля транспорта. Доля транзита (без учёта его влияния на другие сектора экономики) составляет около 4 % ВВП Прибалтики. Около 80 % обрабатываемых морскими портами грузов являются транзитными.

По состоянию на 2008 год, в Прибалтике имелось 148 аэропортов (в том числе с твёрдым покрытием ВПП — 63), 3502 км газопроводов, 310 км нефтепроводов, 536 км нефтепродуктопроводов, 4890 км железных дорог (в том числе электрифицированных — 510 км), 207 тыс. км автомобильных дорог (в том числе с твёрдым покрытием — 154 тыс. км).

Морской транспорт

По состоянию на 2008 год, в Прибалтике имелось 8 портов. Все порты расположены в восточной части Балтийского моря.

В 2000 году суммарная погрузка в портах Прибалтики составляла 103 млн тонн, в 2005 году — 121 млн тонн. Политика России по снижению зависимости от транзита и конкуренция со стороны морских портов Финляндии привели к значительному снижению грузооборота портов Прибалтики. В 2006 году погрузка в портах Прибалтики снизилась до 117 млн тонн, в 2007 году — 112 млн тонн, в 2008 году — 108 млн тонн, в 2009 году — 102 млн тонн.

Структура экономики

В результате трансформации 1990-х годов структура экономик стран Прибалтики претерпела значительные изменения. Снизилась доля промышленности и сельского хозяйства, расширилась сфера услуг.

Доля сельского хозяйства, охоты и рыболовства в прибалтийских республиках в 1995 году составляла 5,8—11,1 % от их ВВП, в 2000 году — 4,6—6,5 %, в 2008 году — 2,9—4,4 %. Доля промышленности соответственно в 1995 году — 23,7—26,3 %, в 2000 году — 17,4—22,4 %, в 2008 году — 13,7—20,9 %. Доля строительства в 1995 году — 4,6—7,1 %, в 2000 году — 5,6—6,2 %, в 2008 году — 8,3—10,3 %. Доля транспорта и связи в 1995 году — 11,2—14,5 %, в 2000 году — 12,5—14,5 %, в 2008 году — 10,1—12,9 %.

Когда политики управляют экономикой

По предыдущему финансовому плану на 2014-2020 годы, Латвия, Литва и Эстония из европейских структурных фондов получат за семь лет, соответственно, 4,4, семь и 4,4 миллиарда евро, что составляет 7-11 процентов от доходов бюджета и обеспечивает увеличение ВВП на три процента. Привычка жить на субсидии настолько укоренилась, что предприниматели не хотят на сто процентов финансировать свои проекты, надеясь на помощь из фондов ЕС.

Как говорил еще в 2012 году тогдашний президент Банка Латвии Ильмар Римшевичюс, ситуация после 2020 года в регионе будет напоминать ситуацию, возникшую после распада СССР, когда за несколько лет экономика Эстонии сократилась на 35 процентов, Литвы — на 49 процентов и Латвии — на 52 процента. Банкир предсказывал, что усилия Брюсселя заложить основы для независимого функционирования экономик Прибалтики не увенчаются успехом, поскольку заработная плата в странах Балтии растет быстрее, чем производительность труда, а эмиграция и нехватка квалифицированного персонала усугубляют ситуацию. Римшевичус в этой ситуации призывал к поиску сотрудничества с соседями, то есть с Россией. Но этого сделано не было, наоборот, страны Прибалтики по политическим мотивам свернули всякое сотрудничество с Москвой.

Как отметил в интервью «Правде.Ру» Николай Межевич, после снижения финансирования из ЕС наиболее пострадает реализация инфраструктурных проектов, доля внешних субсидий в них очень высока — от 50 процентов за последние десять лет в Эстонии, до 70 процентов — в Латвии. Причем эти расходы невозможно будет пополнить из госбюджета. Тяжелая судьба ждет фермеров, которые финансируются из фондов ЕС на 70 процентов, а также мелкий и средний бизнес с финансированием ЕС на 85-90 процентов.

Сельское хозяйство и пищевая промышленность

Сельскохозяйственные угодья занимают в Прибалтике 8,8 млн. га. Из них пашня составляла 5,4 млн. га, а сенокосы и пастбища — 3,1 млн. га. Климатические и почвенные условия остро ставят проблему осушения переувлажнённых и заболоченных земель. К 1974 году общая площадь земель с ирригационной сетью превысила 5 млн. га — более 90 % посевных площадей.

Немалую часть посевов (2,09 млн. га) составляют зерновые; главным образом — ячмень, рожь, пшеница и овёс. Однако более всего площадей (2,6 млн. га) занято кормовыми культурами — многолетними и однолетними травами и корнеплодами. Картофель высаживают на площади около 0,4 млн. га. Под технические культуры в Литовской ССР и Латвийской ССР было отведено:

  • лён — 65 тыс. га
  • сахарная свёкла — 44,5 тыс. га

Остальные направления использования земельных угодий:

  • овощи — 43,3 тыс. га
  • плодово-ягодные насаждения — тыс. га

С дореволюционных времён сельское хозяйство Прибалтики отличалось высокой интенсивностью. Здесь сложилась специализация на молочно-мясном скотоводстве и беконном свиноводстве. На начало 1974 года в Прибалтийском экономическом районе было 4500 тысяч голов крупного рогатого скота (в том числе коров — 1932 тысяч), 4595 тысяч свиней, 705 тысяч овец и коз.

В 1973 производство молока достигло 5803 тыс. т, мяса (в убойном весе) 822 тыс. т. Доля района в общесоюзном производстве молока составила 6,6 %, мяса — 6,1 %, картофеля — 6 %, льноволокна — 3,7 %.

Пищевая промышленность в 1973 году произвела:

  • Масла животного — 113 тыс. т
  • Сыра 39 тыс. т
  • Мяса промышленной выработки 584 тыс. т

Среди новейших крупных предприятий этой отрасли — мясокомбинат в Алитусе и сыродельный завод в Выру. В Прибалтике действовало 7 сахарных заводов: 4 в Литовской ССР (города Паневежис, Капсукас, Кедайняй, Павянчяй) и 3 в Латвийской ССР (города Елгава, Лиепая, Екабпилс). Наряду с Белоруссией Прибалтика отличалась самым высококачественным сгущёным молоком, завод по производству которого находился в Резекне.

Для обеспечения нужд сельского хозяйства были построены заводы азотных удобрений в Ионаве и Кохтла-Ярве и комбинаты фосфорных удобрений в Кедайняе и Маарду. К сожалению, культура их применения оказалась не везде достаточно высока. Особенную опасность для экологии стало представлять загрязнение подземных карстовых вод. В связи с этим в Пандивере (Эстония) в 1989 году была создана особая природоохранная зона.

Организационно сельское хозяйство было представлено (на 1973 год) 2126 колхозами и 752 совхозами. В отличие от других районов СССР, где коллективизация с последующими укрупнениями колхозов и их преобразованиями в совхозы создала иной тип среднего сельскохозяйственного предприятия, Прибалтика отличалась, во-первых, численным преобладанием колхозов над совхозами, а во-вторых — наличием большого числа небольших, даже мелких колхозов — в основном сохранивших соответствие с наделами бывших крупных и средних частных землевладельцев.

Жизнь людей не станет лучше

Пока можно сказать, что очень хорошо, что в ЕС в следующие семь лет будет много денег (напечатано), но, кроме их строгой подотчетности для вложения в непопулярные в бедных странах вещи, есть риск, что только очень малая часть попадет в экономику, потому что в мае годовые депозитные остатки жителей еврозоны были выше, чем в 2019 году. И за этот месяц выросли на 6,4 процента.

Это самый быстрый рост с 2009 года, и это означает, что люди, получившие пособия по коронавирусу, помещают их на счета, а не тратят, и, тем самым, не симулируют экономику.

С другой стороны, очевидно, что бизнес в ЕС в ожидании второй и так далее волн пандемии, не будет спешить с созданием новых рабочих мест. Поэтому валовой внутренний продукт прибалтийских стран, может быть и будет расти по причине получения субсидий ЕС (1-3% от ВВП), но реально жизнь людей не улучшится.

Так что слова Науседы о создании в Литве государства «всеобщего благосостояния» — это не более чем пропаганда.

Читайте по теме: Саммит лидеров ЕС по пакету помощи пострадавшим от COVID зашел в тупик

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в или в

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во , Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках…

Кризис в Прибалтике

Вот и получается, что, как только ЕС перекроет этим странам финансирование, их экономики сразу рухнут. И, в принципе, все предпосылки на лицо в проекте бюджета ЕС на 2017 год финансовая поддержка стран Восточной Европы сокращается на 23,9%, а к 2020 году вообще может быть прекращена. На этом фоне латвийский эксперт Дмитрий Смирнов предрек Латвии скорую неминуемую экономическую катастрофу, сравнимую с кризисом 2008 года. Понятно, что Литва и Эстония с ней в одном котле.

Что интересно, «плакаться в жилетку» уже не прокатит, и даже раздутая Прибалтикой до небес тема «российской агрессии» больше не поможет, в Европе кризис и отныне она будет думать о себе и только о себе. Как, в принципе, и Америка, новоизбранный президент которой уже заявил о том, что кормить и опекать кого ни попадя она больше не будет.

Вот и получается с Россией отношения испортили, потеряв транзит, рынок и много чего еще, с европейского финансирования слетели, скоро еще сбегут последние налогоплательщики в поисках сытой жизни, и наступит настоящий коллапс. Единственное, что в итоге останется у «европейских» режимов Латвии, Литвы и Эстонии это ненависть к России, но ее, как говорится, в карман не положишь и на хлеб не намажешь.

Деньги строго регламентируются

При этом ничего из выделенных ЕС средств нельзя просто взять и потратить на зарплаты бюджетникам или на выплату госдолга. Ни фермерские деньги, ни деньги из фонов сплочения ( самые финансируемые фонды), не говоря уже о средствах из фонда на исполнение «мечты» для этого не годятся.

Только несколько областей будут в значительной степени финансироваться: оцифровка экономики, инновации и «зеленая» энергетика. Это очень специфические области реформ, которые страны должны будут осуществить и очень строго отчитаться перед ЕС.

Самые неприятные вещи, как уже говорилось, случились в новом Фонде восстановления ЕС. Литва субсидирована на 2,4 млрд евро, Эстонии выдали свыше полутора млрд евро, Латвии — около 3 миллиардов. Но, например, первоначальный план, предусмотренный для Литвы, составлял 3,9 млрд. Можно, конечно,  брать «выгодные кредиты» в соотношении 1 ( субсидия) к 1,5 ( кредит) , но их все равно надо отдавать.

Кроме того, помощь из фондов сплочения для развития более бедных регионов стран Прибалтики, будет уменьшаться по мере приближения экономических показателей к среднему значению по ЕС. Для Литвы это снижение составит 24%.

Латвия радуется, что получит 3,6 евро из фондов ЕС на каждый перечисленный туда евро, но в предыдущем периоде она получала 4,2 евро. То есть, субсидии в абсолютных цифрах, возможно, и увеличиваются, но не в относительных.

Объем ВВП в других странах

Страна Период Факт. значение Пред. значение

Австрия

2019 446
млрд. USD
456

Ирландия

2019 389
млрд. USD
383

Люксембург

2019 71.1
млрд. USD
70.92

Испания

2019 1394
млрд. USD
1420

Исландия

2019 24.19
млрд. USD
25.74

Норвегия

2019 403
млрд. USD
434

Беларусь

2019 63.08
млрд. USD
60.03

Бельгия

2019 530
млрд. USD
543

Болгария

2019 67.93
млрд. USD
66.2

Хорватия

2019 60.42
млрд. USD
60.99

Кипр

2019 24.56
млрд. USD
24.96

Чехия

2019 246
млрд. USD
245

Дания

2019 348
млрд. USD
356

Эстония

2019 31.39
млрд. USD
30.75

Еврозона

2019 13336
млрд. USD
13662

Европейский Союз

2019 15593
млрд. USD
15932

Финляндия

2019 269
млрд. USD
276

Франция

2019 2716
млрд. USD
2788

Германия

2019 3846
млрд. USD
3950

Греция

2019 210
млрд. USD
218

Венгрия

2019 161
млрд. USD
158

Италия

2019 2001
млрд. USD
2086

Латвия

2019 34.12
млрд. USD
34.31

Литва

2019 54.22
млрд. USD
53.46

Македония

2019 12.69
млрд. USD
12.63

Мальта

2019 14.79
млрд. USD
14.6

Молдова

2019 11.96
млрд. USD
11.46

Черногория

2019 5.49
млрд. USD
5.51

Нидерланды

2019 909
млрд. USD
914

Польша

2019 592
млрд. USD
587

Португалия

2019 238
млрд. USD
241

Румыния

2019 250
млрд. USD
242

Россия

2019 1700
млрд. USD
1670

Сербия

2019 51.41
млрд. USD
50.6

Словакия

2019 105
млрд. USD
106

Словения

2019 53.74
млрд. USD
54.03

Швеция

2019 531
млрд. USD
555

Швейцария

2019 703
млрд. USD
705

Турция

2019 754
млрд. USD
771

Украина

2019 154
млрд. USD
131

Великобритания

2019 2827
млрд. USD
2861

Монако

2018 7.19
млрд. USD
6.43

Лихтенштейн

2016 6.21
млрд. USD
6.27

Албания

2019 15.28
млрд. USD
15.15

Босния и Герцеговина

2019 20.05
млрд. USD
20.18

Республика Косово

2019 7.93
млрд. USD
7.94

Последние данные по ВВП от строительства в Латвии (EUR тыс.)

Какой ВВП в Латвии от строительного сектора?

  • ВВП от строительства в Латвии вырос до 487824 EUR тыс. (0.594 млрд. USD) в третьем квартале 2020. Максимальный уровень достигал 720378 EUR тыс., а минимальный 106452 EUR тыс.
  • Данные публикует Ежеквартально Центральное статистическое агентство.

История данных (EUR тыс.) по годам

Данные
Период
Дата

487824 3 кв./20 05.12.2020
382030 2 кв./20 05.09.2020
273389 1 кв./20 29.05.2020
493678 4 кв./19 28.02.2020
525104 3 кв./19 30.11.2019
364249 2 кв./19 29.10.2019
231614 1 кв./19 04.07.2019

История по ВВП от строительства по президентам (EUR тыс.)

Порты и транзит

Главным козырем Прибалтики были до последнего времени незамерзающие порты в Балтийском море. Эти порты обслуживали российский импорт-экспорт, так как на близлежащей территории России достаточно мощных портов не было.

Можно ожидать, что через год-другой потребность в прибалтийских портах просто отпадёт.

Посмотрим на карту Европы. На западе от Прибалтики расположена Польша, у которой есть собственные отличные порты. На востоке — Россия, которой услуги Прибалтики скоро будут не нужны. Остаётся ориентироваться только на небольшую Белоруссию, которая, опять-таки, может сейчас выбирать между Польшей, Россией, Прибалтикой и Украиной.

Конечно, есть ещё и внутренние нужды. Однако население Прибалтики весьма невелико, да и непонятно, какие конкретно товары будут перевозить порты. Ведь, как уже было сказано, сельское хозяйство и промышленность Прибалтики не слишком-то конкурентоспособны.

Заключение

Несмотря на маленький размер и практически полное отсутствие полезных ископаемых, Латвия входит в сотню крупнейших экономик мира, а по ВВП на душу населения находится на уровне России. Достигнуть таких показателей стране удалось за счет децентрализации, приватизации с сохранением контроля над ключевыми предприятиями, развития транспортного, логистического, энергетического и электротехнического секторов экономики и сферы услуг, а также разумному привлечению внешних займов.

Основные проблемы экономики этого государства – отрицательное внешнеторговое сальдо и внешний долг, составляющий порядка 40 % от ВВП. Однако запланированные латышским правительством меры по привлечению инвестиций, созданию новых рабочих мест и развитию туристической отрасли позволяют прогнозировать, что в обозримом будущем стране удастся решить и эти проблемы.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий